Белое золото

белое золотоВ конце XIX веке американец Эмменс объявил, что нашел неизвестный элемент, который в системе Д. И. Менделеева должен занять место между золотом и серебром. Назвал он его аргентаурум - от аргентум /серебро/ и аурум /золото/.

Доктора Эмменса знали в научных кругах США, он был членом научных обществ, кроме того, изобретателем взрывчатого вещества эмменсита. Ходил он также в первооткрывателях эмменсовой ислоты, но очень скоро разобрались, что Эмменс просто “переименовал” пикриновую кислоту. Не нашел доктор понимания и когда предложил структурную формулу магнитного железняка. Эти неудачи больше характеризовали Эмменса как фантазера, нежели ученого.

Однажды Эмменс задумался над вопросом: чем отличаются благородные металлы, такие, как серебро, золото, платина, от других металлов, помимо их устойчивости? Он отметил в первую очередь плотность, которая возрастает от серебра к золоту и платине. Из этого доктор сделал вывод: если значительно уменьшить расстояния между атомами в металле, то можно беспрепятственно получить благородные металлы, обладающие более высокой плотностью. И тут Эмменс вспомнил тот же неизвестный элемент, который не был ни золотом, ни серебром и который он назвал аргентаумом. Если разрыхлить его структуру, то получится серебро, сжать - золото. Игривая мысль бежала дальше: этот процесс сжатия-разрыхления не является чем-то новым, а протекает в природе непрерывно.

Эмменс сразу же заметил, что его идея попахивает алхимией. Связывать свое имя со средневековыми мракобесами не хотелось, но его подтолкнула уверенность в правоте и, конечно, тщеславие.

Чтобы публично доказать, что его идея работает, 15 апреля 1897 Эмменс продал нью-йоркскому монетному двору шесть слитков сплава золота с серебром /того самого аргентаурума/ за 954 дол лара 80 центов. Теперь он каждому любопытному предъявлял квитанцию монетного двора. Затем Эмменс ежемесячно тем же порядком продавал по два слитка весом от 200 до 500 г. Газеты разнесли по свету заявление доктора: “Я уверен, что за год смогу увеличить производство золота-аргентаурума до 50000 унций в месяц”.

Эмменс охотно рекламировал и продавал желающим пробы нового вещества для проверки и исследований 75 центов за 1 г. Любопытных оказалось много. Заинтересовался новинкой и английский физик Вильям Крукс, который намеревался рассказать о новом чудо-веществе читателям лондонского журнала “Кемикл Ньюя”.

Крукс был признанным авторитетом. О себе ученый говорил, что для него всегда было важно проникнуть в туманную область между известным и неизвестным. Эти слова Крукса можно было понимать и буквально, потому что ученый занимался исследованием спиритических явлений физическими методами. Он настолько поддавался влиянию медиумов, что сам начал верить в сверхьестественные силы, старательно регистрировал психические силы, которыми медиум воздействовал на весы. Крукс поверил и в “материализацию” умерших: их дух возникал по воле медиума. Были даже “фотографии” духов, на которых Крукс соседствует с посетителями из потустороннего мира.

Подобные отклонения отрицательно влияли на имя Крукса в научных кругах, тем более, что он состоял членом Королевского общества, в который входили только самые выдающиеся ученые мира.

Несомненно, коллеги неоднократно предпринимали попытки переубедить Крукса, но ученый указывал на результаты физических исследований и клялся в их непогрешимости. И вот такой человек вступил в отношения с Эмменсом.

Американец охотно раскрыл свою тайну ученому. Главным пунк том процесса является машина высокого давления, на которую Эмменс намерен получить патент. С помощью этой машины куски серебра подвергаются сильным ударам, чтобы путем сжатия превратиться сначала в аргентаурум, а потом и в белое золото.

Крукс не удовлетворился знакомством с идеей и потребовал подробного описания процесса. Тогда Эмменс предложил Круксу самому провести эксперимент: подвергнуть мексиканский серебряный доллар мощным ударам в стальном цилиндре при низких температурах. Так делает лично он с помощью своей машины дав ления. Эмменс заверял англичанина, что если достаточно долго бить по монете, то больнее или меньшее повышение содержания золота в долларе будет обязательно зафиксировано.

Мексиканские серебряные доллары как раз и составляли тайну доктора Эмменса. 16 марта 1897 года он передал американской Пробирной Палате в Нью-Йорке мексиканский доллар с просьбой проверить, есть ли в нем золото. Результат был отрицательным. Через некоторое время Эмменс снова появился в Пробирной Палате, На этот раз он принес на исследование четыре мексиканских доллара от которых были отделены половинки. Анализ опять дал отрицательный результат. Оставшиеся половинки монет Эмменс подверг обработке по своему методу в собственной лаборатории. Теперь они содержали, по словам доктора Эмменса, другой металл, который по всем исследованиям соответствовал золоту. После анализа Пробирная Палата приобрела металл как золото.

С энтузиазмом юноши сэр Вильям Крукс принялся за дело. Он взял мексиканский доллар, поместил опилки и стальной цилиндр и с полотью хитроумного механизма ударял по ним поршнем каждую секунду.. Цилиндр охлаждался сухим льдом. Публика с нетерпением ждала результат. Крукс зафиксировал небольшое увеличение содержания золота - с 0,062 до 0,075. Увеличение в пределах ошибки определения, тут не разбогатеешь.

Иначе смотрел на исследование Крукса Эмменс. Американец подсчитал, что содержание золота увеличилось на 21%, значит, нужно дарить на серебро до тех пор, пока не появятся большие количества золота. Крукс отмахнулся от этих рассуждений и взялся за исследование аргентаурума. Результат оказался уничтожающим: в нем содержатся только золото, серебро и немного меди. В спектре не было новых линий какого-то неизвестного элемента.

Похоже, опыты Крукса только подхлестнули энтузиазм Эмменса. Он организовал синдикат. Чтобы компанию не заподозрили в производстве золота, Эмменс объявил, что синдикат “Аргентаурум” намерен содействовать прогрессу науки. Учреждается премия в 500 долларов за самый подробный обзор, касающийся единства материи и возможности получения золота из других элементов. Еще 500 долларов расходуются на разъяснение проблемы, почему плотность и свойства материи изменяются при сжатии и охлаждении.

Параллельно Эмменс поднимал престиж, регулярно публикуя свои собственные научные работы. Объединив ряд статей об аргентауруме, он издал книгу. Во введении: автор написал: ” Мы предлагаем 10000 долларов тому, кто найдет научную ошибку в этой книге.”

Трата средств на пропаганду своей теории стоила свеч. Даже в такой специфической области царила конкуренция. Когда Эмменс продавал слитки Пробирной Палате, Эдвард Брайс из Чикаго подал заявку на патент. Он предлагал фабриковать золото и серебро из свинца, олова и сурьмы. Как видно, конкурент использовал более дешевое сырье. Дважды патентное бюро США отклоняло заявления мистера Брайса и тогда изобретатель с помощью своих адвокатов все-таки добился разрешения провести испытания на нью-йоркском монетном дворе. Несомненно, что и Эмменс внимательно следил за ходом испытаний. Брайс работал с тремя фунтами сурьмы, двумя фунтами серы, фунтом железа и небольшим количеством порошкообразного угля. Если судить по составу компонентов, Брайс позаимствовал рецепт у своих коллег средневековья. Комиссия, возглавляемая директором монетного Двора Престоном, констатировала, что минимальный успех получен лишь при использовании продажной сурьмы, которая содержала следы золота. С чистым сырьем эффект равен нулю.

Неудача коллеги не произвела на Эмменса заметного впечатления. Он по-прежнему ковал золото из серебра и продавал его государству. Эта затянувшаяся история начала раздражать общественность и в феврале 1899 года газета “Нью-Йорк геральд” поставила вопрос ребром: “Не является ли доктор Эмменс современным Розенкрейцером? Этот человек делает золото и продает его казне Соединенных Штатов! Может ли доктор Эмменс показать комиссии из сограждан тот процесс, с помощью которого он делает золото из мексиканских долларов?

Эмменс не хотел слыть последователем Розенкрейцера и принял вывызов. Доктор заявил, что на глазах у именитых граждан американского общества собирается превратить в золото 100000 унций монетного серебра, что составляет примерно 3110 кг.

Но комиссия не собралась и смотр не состоялся. Директор Нью- оркского государственного монетного двора и изобретатель Николай Теслса категорически отказались участвовать в задуманном спектакле.

История постепенно забылась, вскоре и Эмменс прекратил производство золота. Как водится в таких случаях, поползли самые разные слухи - один невероятнее другого, но в конце концов было получено объяснение производству золота доктором Эмменсом.

Способствовали тому люди, трезво смотревшие на жизнь и обладавшие криминальным чутьем. Они не ломали голову над вопросом, как доктор Эмменс делает золото из мексиканских долларов. Они поставили вопрос иначе: каков источник белого золота Эмменса? Но об этом будет рассказано позднее.