Фьючерс

ФьючерсЗолотая биржа в Чикаго является отделом Международного денежного рынка, который в свою очередь входит в состав чикагской товарной биржи. В зале Международного денежного рынка непрерывно мелькают лица людей, мерцают бегущие цифры демонстрационных дисплеев, сливаясь в какой-то пульсирующий хаос, а шум стоит такой, что с трудом можно разобрать речь собеседника. Здесь преобладают молодые люди — мужчины не старше 35—40 лет. Служащие биржи, среди которых попадаются и девушки, одеты в униформы, чтобы их легко было отличить от брокеров и сотрудников брокерских фирм — непосредственных участников сделок. Здесь нет тяжелого физического труда, но затрата нервной энергии очень велика.
Золоту выделена особая «яма» — круглая платформа, вокруг которой толпятся служащие брокерских фирм, выполняющие заказы клиентов на продажу и покупку. Такие же «ямы» имеют и другие главные объекты торговли. Брокерские фирмы, являющиеся членами биржи, имеют в зале тесные конторки, до отказа начиненные современными электронными средствами связи и информации. Главная линия связи — с правлением фирмы, откуда поступают заказы и указания. Сведения о заключенных сделках немедленно передаются служащими биржи в ее соответствующие органы, и информация об этих сделках через несколько минут появляется на экранах и дисплеях. Бывают дни, когда число проданных и купленных партий золота исчисляется многими десятками тысяч. Международный денежный рынок в Чикаго — самый крупный в США и в мире рынок срочных сделок ? финансовыми инструментами — драгоценными металлами, иностранными валютами, казначейскими векселями. В 1980 году здесь было заключено 10,1 млн. контрактов на стандартные партии, что составило 35 всех подобных сделок в США. Число золотых контрактов, каждый из которых означает продажу и покупку 100 унций (3,1 кг) желтого металла, составило 2,5 млн.
Однако по объему сделок с золотом чикагская биржа значительно уступает нью-йоркской. На товарной бирже Нью-Йорка, в 1980 году было заключено 8 млн. таких же контрактов. Кроме этих двух гигантов в США функционируют еще три золотые биржи, но объем их операций сравнительно невелик.
В последние годы срочные сделки с драгоценными металлами являются в США самым бурно растущим сектором биржевого дела. Операции с золотом впервые были начаты в конце 1974 года, после того как конгресс отменил введенные сорока годами ранее ограничения на частное владение золотом. Сделки с серебром проводились и ранее, но не играли существенной роли. В 1979 году, когда рынки обоих драгоценных металлов переживали большой бум, доля сделок с золотом и серебром по числу контрактов достигла 24% общего объема срочных сделок на биржах США. В 1980 году эта доля снизилась до 14%, но падение пришлось целиком на серебро, тогда как число сделок с золотом вновь возросло.
В обзоре фирмы «Консолидейтед голд филдз», откуда заимствовано большинство приводимых цифр, говорится: «Срочные сделки с золотом в США оказались самым успешным новым типом контракта, когда-либо введенным на американских биржах»’5. Если мировыми центрами «физической» торговли золотом (сделок с оплатой наличными и с поставкой реального товара) остаются Лондон и Цюрих, то в области срочных сделок, которые носят преимущественно спе-
кулятивный характер, биржи Нью-Йорка и Чикаго находятся вне конкуренции. Их значение в последние годы вышло далеко за пределы США, и эти биржи стали, в сущности, мировыми центрами. Возник и развивается мировой рынок срочных сделок с золотом: сделки на биржах Нью-Йорка и Чикаго заключают с использованием современных эффективных средств связи не только американцы, но дельцы из Западной Европы и Латинской Америки, с Ближнего Востока и из Юго-Восточной Азии.
Профессиональные дельцы, в частности крупные дилерские фирмы, ведут операции одновременно на рынках наличных и срочных сделок, стремясь выжать прибыль из непрерывных колебаний цен, а также валютных курсов и процентных ставок. Это целая наука и одновременно искусство — искусство делать деньги.
Некоторые фирмы перешли уже на круглосуточную посменную работу, так как в последние годы быстро растет экономическое значение рынков золота в Сингапуре и Гонконге, где велика разница во времени и с Лондоном, и с Нью-Йорком. В этих азиатских центрах функционируют теперь также биржи срочных сделок. В 1982 году такие биржи открыты в Лондоне и Токио. Американские биржи-гиганты не только не стремятся помешать этому развитию, но, напротив, содействуют ему, оказывают техническую помощь в достаточно сложном деле налаживания биржевого механизма. Они исходят из того, что открытие этих местных бирж создает во всех концах мира новую клиентуру, которая в конечном счете не может обойтись без американского рынка с его огромными возможностями и ресурсами. Руководители американских бирж и дилерских фирм считают, что формирование подлинно мирового рынка золота может лишь укрепить их центральные позиции, а следовательно, увеличить их обороты и прибыли.
Рассмотрим несколько подробнее экономический смысл срочных сделок с золотом и их связь с движением реального металла.
Срочные, фьючерные (или фьючерсные), сделки с золотом имеют много сходства с подобными операциями, которые с давних пор производятся с зерном, цветными металлами и некоторыми другими товарами, а также, как отмечалось, с иностранными валютами и ценными бумагами. Такие сделки в принципе возможны с любым объектом, который удовлетворяет двум главным требованиям: может быть представлен в виде абсолютно однородных и стандартных партий, а также испытывает постоянные и значительные колебания рыночных цен. Ясно, что золото идеально удовлетворяет этим условиям.
Срочная сделка представляет собой контракт между продавцом и покупателем, по условиям которого продавец обязуется поставить, а покупатель — принять некоторое количество стандартных партий золота в определенный будущий момент по заранее фиксированной цене. Покупателями и продавцами являются брокеры — члены биржи. Они производят операции либо в качестве дилеров, то есть за свой собственный счет и в своих интересах, либо в качестве агентов других фирм и лиц, которые уплачивают брокерам комиссионные.
Целью этой операции может быть либо чистая спекуляция, стремление получить прибыль от будущего и притом правильно предугаданного движения цены, либо страхование рисков (хеджирование). Последний случай имеет место, когда, например, производитель золота продает заранее свою будущую продукцию, гарантируя себя от возможного снижения цены. Напротив, промышленная фирма, для которой золото является сырьем, может купить его на срок, чтобы застраховаться от повышения цен. В целом роль спекулянтов на рынке значительно больше, чем роль фирм такого рода.
Продают золото на срок те спекулянты, которые рассчитывают, что к моменту завершения сделки цена золота понизится по сравнению с контрактной ценой. Эти спекулянты, как говорят, играют на понижение и на биржевом жаргоне называются «медведями» (это название связано с тем, что медведь, нападая на врага, бьет лапой сверху вниз).
Соответственно покупатели золота на срок рассчитывают, что рыночная цена повысится по сравнению с контрактной. Они играют на повышение и называются «быками» (бык бьет рогами снизу вверх).
Как правило, продавцы не имеют в виду поставлять реальное («физическое») золото в момент истечения срока контракта, а покупатели не стремятся получить реальное золото. И тех и других интересует только одно: прибыль в виде благоприятной для них разницы в ценах. Расчет может, конечно, оказаться неправильным и разница неблагоприятной. В этом случае спекулянт, как отмечалось, стремится «ограничить убытки», то есть вовремя выйти из игры с умеренными потерями.
Решающее преимущество срочных сделок для спекулянтов состоит в том, что продавец при заключении такой сделки не нуждается в том, чтобы иметь в наличии продаваемый товар, а покупателю не надо иметь капитала в размере полной стоимости товара. Тот и другой начинают сделку, вкладывая в нее лишь небольшую часть полной стоимости товара в виде так называемой маржи. Вложение относительно небольшого капитала при благоприятных условиях может дать большую прибыль и исключительно высокую норму прибыли на капитал. В американской финансовой практике это называется «принципом рычага». Конечно, рычаг может действовать и в обратную сторону, принося крупные потери при неблагоприятном развитии рынка.
Сарнофф приводит такой пример. Если инвестор вкладывает капитал в реальное золото, то при цене 250 долл. за унцию на сумму 25 тыс. долл. он может купить 100 унций металла. Чтобы размер его капитала удвоился, необходимо, чтобы цена золота (по наличным сделкам) поднялась вдвое, до 500 долл. за унцию. Здесь никакого рычага нет. Но при цене золота с поставкой в некий будущий момент 250 долл. за унцию для покупки одной стандартной партии в 100 унций (один контракт) инвестору достаточно внести своему брокеру лишь 900 долл. Эту маржу брокер передает бирже. Имея 25 тыс. долл., инвестор может купить около 30 партий (25 000:900), то есть около 3000 унций. Если теперь цена унции золота повысится всего лишь на 9 долл., до 259 долл. за унцию, то спекулянт, продавая золото по этой цене, на каждом контракте «зарабатывает» 900 долл., удваивая вложенный капитал. В итоге в результате скромного повышения цены весь его капитал возрастет с 25 тыс. до 50 тыс. долл.
Правда, в случае понижения цены до 241 долл. за унцию вся его маржа пропадает. Если он хочет удерживать контракт далее в расчете на повышение цены, ему придется вносить дополнительную маржу, что увеличивает риск потерь. Во многих случаях инвесторы, стремясь заранее ограничить потери, дают указание брокеру, при каком понижении цены купленное ими на срок золото должно быть продано.
Таким образом, подавляющее большинство сделок ликвидируется до срока. При этом одни извлекают свои прибыли, другие выходят из игры, ограничивая убытки. В более или менее нормальной рыночной обстановке без поставки реального золота ликвидируются 98—99% всех контрактов. В связи с совершенствованием биржевого механизма эта доля имеет даже некоторую тенденцию к увеличению.
Однако, во-первых, при грандиозных объемах срочных сделок даже 1—2% реальных поставок означают переход существенных количеств «физического» золота из одних рук в другие. Во-вторых, при определенных «ненормальных» условиях доля реальных поставок металла может внезапно возрасти.
Общий объем срочных сделок с золотом на трех главных биржах (еще две биржи не играют почти никакой роли) составил в 1981 году около 1,3 млрд. унций, или свыше 40 тыс. т. Это более чем в 40 раз превышает годовую добычу золота в мире, примерно вдвое больше, чем общая величина тезаврированного в частном секторе металла. Если принять, что доля реальных поставок составляла в среднем 1,5% оборота, то за год перешло из рук в руки около 600 т золота. Передача золота осуществляется на специальных складах бирж, где брокерские фирмы поддерживают необходимые для операций запасы. Эти запасы достигли максимального уровня в конце 1981 года (более 150 т), а впоследствии несколько снизились.
Значение срочных сделок далеко выходит за эти пределы. Так, они сыграли важную роль в приступе ажиотажа, который охватил рынки драгоценных металлов в конце 1979—начале 1980 года. Резкое и казавшееся необоснованным повышение цены золота в первой половине 1979 года создало у значительной группы спекулянтов представление, что к концу года цена резко понизится. В этот период казначейство США проводило продажи золота с аукциона, и спекулянты рассчитывали, что оно к концу года выбросит на рынок дополнительное количество металла и еще более собьет цену. В соответствии с этой логикой они повели крупную игру на понижение, продавая золото с поставкой в декабре 1979 и в январе 1980 года.
Однако произошло обратное. Казначейство США вовсе отменило аукционы, а цена золота поползла не вниз, а вверх. Как писал лондонский «Экономист», эти спекулянты, эти игроки «попались со спущенными штанами». В условиях всеобщей погони за золотом значительная часть покупателей требовала при истечении сроков контрактов действительной поставки золота. На Нью-йоркской бирже в декабре 9 тыс. контрактов завершилось фактической поставкой металла, что в три раза превышало ноябрьскую цифру. На Чикагской бирже доля таких контрактов достигла 7% вместо обычных 1—2%. Спекулянты были вынуждены скупать золото на любом рынке, чтобы выполнять контракты.19. Это сыграло важную роль в дальнейшем нарастании ажиотажа, в результате чего цена золота дошла до исторического пика — 830—840 долл. за унцию.
В целом рынок срочных сделок и его бурный рост, опирающийся на резкие колебания цены золота, в свою очередь усиливают ее нестабильность и неопределенность. Однако эти явления органически присущи экономике, и поэтому рынок закономерно продолжает развиваться и укрепляться. Западные специалисты не без основания видят в вырастающем на наших глазах в последние годы мировом золотом рынке прообраз будущих подлинно мировых рынков товаров, капиталов и валют, способных концентрировать спрос и предложение огромных масс участников хозяйства во всех концах земного шара. Это одно из проявлений реального процесса интернационализации производства и капитала на современном этапе.
Формирование мощного рынка драгоценных металлов сыграло важнейшую роль в возрождении и укреплении позиций товарных бирж в США. За 10 лет, с 1970 по 1980 год, объем их операций возрос приблизительно в 7 раз. Из нескольких анахроничных и провинциальных учреждений, деятельность которых ограничивалась сделками с сельскохозяйственными товарами американского производства, они превратились в мировые центры торговли многими товарами и финансовыми инструментами. Членами бирж являются крупные торгово-промышленные и финансовые фирмы, которые в основном и определяют их деятельность. Ранее полная свобода их операций была стеснена до известной степени федеральным органом, на который возложено регулирование товарной торговли на срок и товарных бирж. Так, действовало правило, требующее от биржевых брокеров раскрытия имен их иностранных клиентов, проводящих операции на американском рынке. Это вызывало недовольство как иностранной клиентуры, так и американских деловых кругов.