Контрабанда

КонтрабандаКонтрабанда золота в послевоенный период превратилась в целую отрасль предпринимательства, в которой есть свои методы и порядки, свои организации и боссы, свои прибыли и риски. Т. Грин, который написал целую книгу о золотой контрабанде, полагает, что около половины всего золота, попадающего на рынок, проходило в 50—60-х годах через руки контрабандистов и наполняло их карманы. При этом руки и карманы принадлежат разным людям: «руки» — это наемные курьеры-перевозчики, оплачиваемые весьма скромно; «карманы» же принадлежат хозяевам международных контрабандных синдикатов, «чьи обороты, — замечает Грин, — если бы они были раскрыты, дали бы им место среди 500 крупнейших компаний мира». Эти люди, однако, предпочитают оставаться в тени: их деятельность связана с нарушением законов многих стран, а прибыли укрываются от налогов.
Контрабанда возникает и процветает потому, что многие страны запрещают ввоз, вывоз, владение и куплю-продажу золота. По данным на 1970 год, было всего лишь 10 стран и территорий, где в полной мере существовали все эти «свободы»: ФРГ, Швейцария, Нидерланды, Канада, Парагвай, Ливан, Саудовская Аравия, Кувейт, Дубай и Макао. Правда, в последующие годы этот список значительно расширился. Среди крупных стран, отменивших запреты, числятся США, Великобритания, Япония. В интересах расширения рынков и извлечения доходов отменены все ограничения в Сингапуре и Гонконге.
Однако это отнюдь, не лишило контрабанду почвы. Во многих странах ввоз и продажа золота, как монетарного, так и промышленного, облагаются разного рода пошлинами и налогами. Импортеры и покупатели стремятся избежать этих обложений, и здесь к их услугам оказывается контрабанда.
Многие развивающиеся страны стремятся осуществлять жесткий контроль за золотом, чтобы уменьшить бесплодную растрату ограниченных ресурсов, аккумулировать валютные средства в руках государства, увеличить бюджетные доходы и т. д.
Например, Индия запрещает ввоз золота в любой форме, за исключением ювелирных изделий, лично принадлежащих лицам, пересекающим границу. При соблюдении ряда условий лицензии могут быть выданы на импорт золота для промышленных целей. Запрещается владение золотом в виде валютных слитков, а владение в монетах контролируется и ограничивается. Хотя владение золотом в ювелирных изделиях любой пробы не ограничивается, но сверх известного предела такие ценности должны быть зарегистрированы в государственных органах. Контроль над золотом содержит также ряд других детальных предписаний. В Индонезии свободный импорт золота разрешается только фирмам, получившим специальную санкцию правительства, и притом облагается пошлиной. В Турции разрешено владеть, помимо ювелирных изделий, лишь нумизматическими монетами. Импорт и покупка золота для промышленных целей разрешены только уполномоченным фирмам.
Сложность и запутанность циркуляров создают прежде всего благоприятную почву для коррупции чиновников, осуществляющих контроль. Контрабанда зо-
лота во многих случаях тесно связана с этой коррупцией.
Там, где операции с золотом запрещены или ограничены, цена его выше, чем на свободных международных рынках — в Лондоне или Цюрихе. Когда золото в Лондоне стоило 35 долл. за унцию (эту цену поддерживал до 1968 г. Золотой пул), в Индии цена составляла 50—55 долл. На килограмм металла разница достигала 500 долл. и более. Между тем контрабанда считалась выгодной уже при разнице в 75—100 долл. на килограмм.
Мы уже знаем, что покупка золота населением часто служит не признаком богатства, а, наоборот, бедности и экономического хаоса. В последнее время таково положение в Египте. В 1976 году там было куплено до 25 т золота. Цена его была на 20—30 долл. выше международной, которая в среднем за год составляла 125 долл. за унцию. Наценка здесь относительно ниже, но не потому, что синдикаты стали менее алчны, а скорее потому, что египетское правительство не может (или не хочет) эффективно бороться с контрабандой.
Общая закономерность очевидна: чем слабее контроль, тем легче контрабанда и тем ближе внутренняя цена к международной. Импорт монетарного золота во Францию формально подлежит контролю, но контрабанда, особенно из Швейцарии, настолько проста, что цена золота в Париже мало отличается от лондонской и цюрихской.
У золотой контрабанды множество путей и способов. Рассказы о ней годятся для авантюрного романа, хотя это серьезный бизнес, а синдикаты даже утверждают, что они занимаются общественно полезным делом, соединяя предложение желтого металла со спросом на него.
Река золота течет из Западной Европы в торговые центры Ближнего Востока. На этом этапе золото обычно не является контрабандой, так как многие страны этого региона разрешают его ввоз: отсюда оно контрабандой растекается по соседним странам (Турция, Иран, Египет) или идет большой и торной дорогой в Индию, Пакистан, Бангладеш. Ответвления этой реки — в Сингапур, откуда золото контрабандой вывозится в Индонезию и прочие соседние с нею страны.
В Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке исходным пунктом контрабанды уже много десятилетий является Гонконг (Сянган — английская колония на китайской земле. В 40-х годах, перед падением чан-кайшистского режима в материковом Китае, золото уходило туда: его покупали чиновники, военные, промышленники и торговцы, готовившиеся бежать за границу или надеявшиеся пережить «тяжелое время». В начале 70-х годов это повторилось в Южном Вьетнаме: спасая награбленные ценности и готовясь бежать от народной власти, правители и их прихвостни скупали золото. В разное время крупными клиентами гонконгских контрабандных синдикатов были Индия, Япония, Филиппины, Тайвань, Южная Корея.
В непрерывной борьбе с таможенными властями контрабандисты и их хозяева проявляют чудеса организованности, ловкости и изобретательности. Эта борьба, как правило, успешна для них. Из многих сотен тонн металла, ежегодно, нелегально пересекающих границы, в руки властей попадает ничтожная часть — буквально доли процента. В 1947 году французские власти захватили на границах тонну золота, тогда как годовой оборот контрабанды оценивался в 500 г14. Японские таможенники оказались бдительнее: в особо удачном 1967 году они захватили свыше 3 г контрабандного золота из 30—40 т годового нелегального ввоза. Значительная часть металла, попавшего в руки властей, была спрятана в фальшивых днищах бочек с нефтепродуктами, которые отгружались в Японию из Канады.
Трудно придумать предмет или способ, который не фигурировал бы где-либо в истории и современной практике золотой контрабанды. Есть обычные, регулярно применяемые способы. Летавшие рейсовыми самолетами курьеры одевали под костюм специальные жилеты с нашивными карманами, в которых помещалось до 40 кг золота; ясно, что для этого годились лишь молодые и сильные люди. В последнее время специальная проверка пассажиров подорвала этот бизнес. В Индию и Пакистан контрабандное золото везут чаще всего моторные лодки из портов Персидского залива, в Индонезию — примитивные джонки из Сингапура. Складки оранжевых одеяний буддийских монахов и пестрых сари индийских женщин часто
скрывают мелкие золотые слитки или монеты. Мусульманские паломники, возвращающиеся из Мекки на родину, нередко провозят золото: в Саудовской Аравии оно продается свободно. Известны и более необычные и экзотические, порой анекдотические способы и случаи. В Турцию из соседних стран золото проникает в желудках перегоняемого через границу скота. Одна из ближневосточных стран отправила для своего посольства в Индии мебель, сделанную отчасти из золота. И так далее, и тому подобное.
Контрабанда — это просто одна из сфер приложения капитала. Там имеет место повышенный риск, но зато велики и прибыли. Поэтому никакие законы и полицейские меры не в силах остановить контрабанду золота.